Дом, который расскажет о многом: исторический лекторий о доме-музее декабриста Сергея Волконского

Есть в Иркутске такой уголок, который известен каждому иркутянину, к нему ведут маленькие тропинки и большие дороги со всех концов города, России и мира, туда приходят все, кому дорога память о подвиге декабристов, кому не безразлична  судьба «государственных преступников», отбывавших ссылку в Сибири за участие в восстании на Сенатской площади 14 декабря 1825 года.

Это Дом-музей князя Сергея Григорьевича Волконского. Он  расположен в переулке Волконского напротив Спасо-Преображенской церкви. Сюда в 1846 г.,  купив участок земли, перенесли свой дом из села Урика Волконские. Рядом с ними, на соседней улице Арсенальской (ныне ул. Дзержинского), была усадьба декабриста Сергея Петровича Трубецкого.

Волконские

Что же заставило Волконского, знатного красавца, Рюриковича  по материнской и по отцовской линии, в 26 лет имеющего генеральский чин, отличившегося в целом ряде сражений, женатом на первой петербуржской красавице, вступить на путь государственного переворота. Провал был очевиден. На что надеялись декабристы – «совсем еще молодые люди, герои Бородина и Аустерлица», высокопоставленные военные, потомственные дворяне? Об этом будут думать, спорить и писать еще много известных историков, литературоведов, этим бескорыстным подвигом декабристов  будет восхищаться еще не одно поколение людей.  Этот шаг «в пропасть», в небытие останется для многих одной из самых сложных неразгаданных загадок девятнадцатого века. Но лишь одно ясно – их подвиг,  как яркая комета, осветил путь всему человечеству к новой лучшей жизни, к свободе.

(из Военной галереи Зимнего дворца)

Картина из Военной галереи Зимнего дворца.

Восстание декабристов потерпело крах. «Приговор Николая I ужаснул общество…». К смертной казни через повешение были приговорены пятеро декабристов: Павел Пестель, Петр Каховский, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьев-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин.

124 декабриста были сосланы на разные сроки в Сибирь, на каторжные работы или бессрочное поселение в сибирские гарнизоны. Из числа сосланных 113 человек принадлежали к дворянскому сословию.

Одним из них был герой 1812 года, декабрист, князь Сергей Григорьевич Волконский.

У князя Волконского были «две жизни, две эпохи — одна гражданская, другая военная, и более яркого контраста между ними трудно себе представить — князя и каторжника. С одной стороны  — сибирская жизнь осужденного революционера на дне человеческого существования, с другой стороны —   прославленного героя наполеоновских войн, принявшего участие  в 58-и сражениях».

Сергей Григорьевич родился  8 декабря 1788 года, происходил из старинной дворянской семьи.   Отец его Григорий Семенович Волконский был видным военачальником, генерал от кавалерии, член Государственного совета, он участвовал во всех войнах конца XVIII века, служил губернатором Оренбургской губернии. По матери Сергей Волконский – внук фельдмаршала Н. В. Репнина.

Сергей Волконский  участвовал почти во всех крупных сражениях осени 1812 года.

За отличие в защите переправ через р. Москву у с. Орехово 20 октября получил чин полковника, а за бои на Березине награждён орденом Святого Владимира 3-й степени.

Начав Отечественную войну ротмистром, Волконский закончил ее генерал-майором и кавалером четырех русских и пяти иностранных орденов, владельцем золотой шпаги «за храбрость», и двух медалей в память Отечественной войны.

Современники рассказывали:

«… Это было вскоре после войны 1812 года. В ложу перед представлением вошел Сергей Волконский в шинели. Когда дамы спросили его, почему он не оставил шинель внизу, он отвечал: «Солнце из скромности прячет в облака лучи свои». Он распахнул шинель — вся грудь его горела золотыми орденами.

Во время наполеоновских войн Сергей Григорьевич уезжает за границу и выполняет особые миссии в 1814 и 1815 годах, связанные с разведкой в Лондоне и Париже.

Как отмечает в своей статье доктор исторических наук О. И. Киянская:

«…после окончания войны генерал Волконский приобрел опыт выполнения «секретных поручений» «тайными методами». И этот опыт оказался впоследствии бесценным для декабриста Волконского».

По окончанию войны в 1816 году Сергей Волконский назначен командиром бригады 2-й  уланской дивизии. 28 лет от роду он был генералом свиты Его Величества, перед князем открывались неограниченные возможности сделать «головокружительную карьеру».

Но Волконский «головокружительную карьеру» не сделал. Его продвижение по карьерной лестнице вдруг затормозилось. До самого своего ареста в 1826 г. Сергей Волконский не получил ни одного повышения по чину. В чем причина?

Преображенская улица. Дом Волконских. Вид со двора

Преображенская улица. Дом Волконских. Вид со двора

Как вспоминает Сергей Волконский, царь Александр I называл его «мсье Серж» и «гусарство» «мсье Сержа» и его друзей стали немало раздражать императора… По всей вероятности Александр I терпел до поры до времени проказы «мьсе Сержа» и решил, что, несмотря на все заслуги и неоспоримую личную отвагу Волконского, такие офицеры в высших эшелонах военного начальства ему не нужны.

В конце 1819 года в жизни и в мировоззрения Сергея Волконского произошел крутой поворот: сделав первый шаг на пути революционера, он вступил в Союз благоденствия, затем играл видную роль в Южном обществе.

«Я понял, что преданность отечеству должна меня вывести из душного и бесцветного быта ревнителя шагистики и угоднического царедворничества», «с этого времени началась для меня новая жизнь, я вступил в нее с гордым чувством убеждения и долга уже не верноподданного, а гражданина и с твердым намерением исполнить во что бы то ни стало мой долг исключительно по любви к отечеству».

С 1821 г. вместе с Пестелем, признанным лидером Южного общества,  Волконский начинает готовить военную революцию в России.

N.-A.-Bestuzhev.-Portret-M.-N.-Volkonskoy-1837.jpg

Н.А. Бестужев. Портрет М.Н. Волконской, 1837 год.

В личной жизни Сергея Волконского тоже произошли перемены. Вместо гусарских похождений у него появляются серьезные намерения и чувства. В 1824 г. Волконский делает предложение Марии Николаевне Раевской, дочери прославленного генерала, героя Бородинского сражения 1812 года.

Генерал Раевский несколько месяцев думал, но, в конце концов, согласился на брак его дочери. Ей было 19 лет от роду, и она была на 19 лет моложе жениха.

Свадьба состоялась 11 января 1825 г. в Киеве.

Год спустя, 7 января 1826 г. за участие в восстании 14 декабря 1825 г. Сергей Волконский был арестован и приговорен Верховным уголовным судом к смертной казни отсечением головы (первый разряд). По указу императора Николая I мера наказания была изменена на 20 лет каторги с последующим вечным поселением в Сибири.

Волконский был обвинен в том, что он «участвовал согласием в умысле на цареубийство и истребление всей императорской фамилии; участвовал в управлении Южным Обществом и старался о соединении его с Северным».

За 5 дней до его ареста Мария родила сына Николая.  Родные, опасаясь за ее здоровье после трудных родов, долго скрывали от нее правду об аресте мужа.

О подвиге Марии Волконской, о ее решении разделить участь с мужем и следовать за ним в Сибирь на каторгу и ссылку известно, наверное, каждому русскому человеку. Ее отец генерал Раевский, герой  битвы на Бородинском поле, который чудом остался в живых, защищая «батарею Раевского», сказал Марии: «Я прокляну тебя, если ты не вернешься через год!» Перед смертью старик Раевский, не доживший до возвращения дочери из Сибири, показывая на ее портрет, произнес: «Вот самая удивительная женщина, которую я знал!»

Последний вечер перед отъездом в Сибирь Мария провела с сыном, которого не имела права взять с собой. Она покидала сына навсегда…

Жены декабристов

Жены декабристов

11 жен последовали за своими мужьями в Сибирь: К. Ивашева, Александра Муравьева, Е.Нарышкина, Анна Розен, Полина Анненкова…. А вместе с ними еще 7 женщин — матери и сестры сосланных декабристов.

В Сибирь Волконская приехала второй из декабристок. Первой — на другой же день вслед за каторжником-мужем — в путь отправилась Екатерина Трубецкая.

День и ночь мчится Мария Волконская  в кибитке, не останавливаясь на ночлег, не обедая, довольствуясь куском хлеба и стаканом чая. И так почти два месяца — в лютые морозы и пургу.

Шесть тысяч верст пути позади — и женщины в Благодатском руднике, где их мужья добывают свинец. Десять часов каторжного труда под землей. Потом тюрьма, грязный, тесный деревянный дом из двух комнат. В одной — беглые каторжники-уголовники, в другой — восемь декабристов. Комната делится на каморки — два аршина в длину и два в ширину, где ютятся несколько заключенных. Низкий потолок, спину распрямить нельзя, бледный свет свечи, звон кандалов, насекомые, скудное питание, цинга, туберкулез и никаких вестей извне… И вдруг — любимые женщины!

Ей разрешили ехать до Нерчинска, а там поставили перед фактом: каторжники лишены права на семейную жизнь. То есть Сергей будет содержаться за решёткой, а ей придётся снимать угол в крестьянской хате. Она согласилась и на это. Назавтра она прибыла на Благодатский рудник и отправилась разыскивать Волконского.

Сергей Григорьевич, гремя кандалами, побежал к жене. «Вид его кандалов, – вспоминала через много лет Мария Николаевна, – так взволновал и растрогал меня, что я бросилась перед ним на колени и поцеловала сначала его кандалы, а потом и его самого».

Самыми тяжелыми были семь месяцев в Благодатском руднике, затем – три года в Читинском остроге. И за эти годы – три тяжких утраты: в январе 1828 года умер двухлетний Николенька Волконский, оставленный на попечение родственников.

В сентябре 1829-го умирает отец Марии. В августе 1830-го умирает дочь Софья, рожденная в Сибири и не прожившая и дня.

Женщины-декабристки многое сделали в Сибири, Прежде всего они разрушили изоляцию, на которую власти обрекли революционеров. Николай I хотел всех заставить забыть имена осужденных, изжить их из памяти. Но вот приезжает Александра Муравьева и через тюремную решетку передает И. И, Пущину стихи его лицейского друга Александра Пушкина «Во глубине сибирских руд». А значит они не забыты, что их помнят, им сочувствуют.

Памятник женам декабристов в Иркутске. Скульптор М. Переяславец

Памятник женам декабристов в Иркутске. Скульптор М. Переяславец

После Читинского острога  в 1830 году семью Волконского  и других декабристов переводят  в Петровский завод.

А в 1837 году С. Г. Волконский выехал со своей семьей (женой, сыном Михаилом и дочерью Еленой) на поселение в Урик Иркутской губернии. Здесь  в 1838 г. был построен дом Волконских.

В 1846 г. Волконские переселяются в Иркутск вместе со своим домом. Опальная княгиня стремилась свой дом превратить в лучший салон Иркутска.

К этому времени переменился в Иркутске генерал-губернатор. Новый губернатор Н.Н. Муравьев был более прогрессивный и либеральный, чем его предшественники, он счел бывать в домах декабристов, помогал устроить в обучение их детей.

По воспоминаниям современников, дом Волконских скоро стал главным центром иркутской общественной жизни. Здесь часто устраивались балы и маскарады для молодежи, проводились литературные, музыкальные и театральные вечера.

В доме была организована сиропитательная ремесленная школа. Высокая культура декабристов, обширные знания в разных областях науки положительным образом сказались не только на обучении детей, но и в целом на развитии губернии.

С этим домом связано 17 лет из 30, проведенных семьей князя С.Г. Волконского в Сибири.

В 1856 году после смерти Николая I в связи с коронацией  Александра II был издан манифест об амнистии декабристов и разрешении им вернуться из ссылки (к тому времени в живых осталось около 40 декабристов). Через 30 бесконечных сибирских лет декабристы могли выехать в Россию.

Сергей Григорьевич Волконский — каторжник и князь писал свои Записи до самого последнего дня. Свою собственную жизнь он оценил так: «Избранный мною путь довел меня в Верховный уголовный суд, и в каторжную работу, и к ссылочной жизни тридцатилетней, но все это не изменило вновь принятых мною убеждений, и на совести моей не лежит никакого гнета упрека».

Генерал-майор Сергей Григорьевич Волконский вошел в историю России как яркая незаурядная личность.

Книга воспоминаний С. Г. Волконского  и книга о декабристах его внука С.М. Волконского также свидетельствуют не только о его способностях талантливого военачальника, но и его писательском даре и гениальной памяти. В своем изгнании в Сибири Волконский, казалось, изменил своим политически взглядам, он полностью погрузился в ведение крестьянско-аграрных вопросов, много времени проводил с крестьянами, в деревне.

Декабрист Сергей Григорьевич Волконский. Фото А. Давиньона. Иркутск, 1845

Декабрист Сергей Григорьевич Волконский. Фото А. Давиньона. Иркутск, 1845

Сергей Волконский скончался  28 ноября 1865 г., на 2 года пережив свою жену.

Покинутый Волконскими иркутский дом пустовал не долго. Некоторое время он сдавался внаем частями, комнаты снимали чиновники в основном из высшей губернской администрации. Лишь  в 1864 г. иркутский купец И.С. Хаминов приобрел усадьбу с домом и после необходимых переделок пожертвовал ее городу под сиропитательно-ремесленную школу для мальчиков. Школа просуществовала до 1911 года. В 1914-1917 годах на усадьбе располагались казачьи казармы, с 1920-х годов  помещения были заняты под жилые квартиры. Ремонты и переделки на протяжении 30-ти лет «сильно исказили облик усадьбы». И только в апреле 1974 года началась полная реставрация усадьбы. По архивным материалам было определено назначение комнат. Музей Волконских принял первых своих посетителей 10 декабря 1985 г.

В настоящее время музей является ведущим среди музеев страны, рассказывающих об истории декабристов в России. Старинная усадьба Волконских и усадьба Трубецких входят в состав историко-мемориального комплекса «Декабристы в Сибири».  Музей Трубецких был открыт 29 декабря 1970 г.

В  музеях Волконского и Трубецкого   хранятся подлинные предметы, принадлежавшие семьям Трубецких, Волконских, Фонвизиных, Муравьевых, Рылееву, Муханову, Раевскому, Пущину и другим.

Недалеко от музея Волконских находится памятник, посвященный женам декабристов.

В Доме-музее Волконских проводят литературно-музыкальные салоны, выставки, посвященные знаменательным датам, связанным с именами декабристов. Их имена навсегда вписаны в историческую и литературную летопись Восточной Сибири – это труды научных деятелей, историков, литературоведов, которые хранятся в библиотеках и музеях города.

Память о декабристах не сотрет время, она будет жить в названии площади Декабристов города,  сохраненных домах и могилах «первенцев свободы», в Домах-музеях историко-мемориального комплекса «Декабристы в Сибири» и в сердцах иркутян.

 

Ольга Федотова

 

Литература:

Будникова, Т. К истории усадьбы Волконских: сиропитательно-ремесленная школа / Татьяна Будникова // Земля иркутская. – 2005. — № 2. – С. 38-44.

 

Волконская, М.Н. Записки М.Н. Волконской / М.Н. Волконская; предисл. М. Сергеева; примеч. Б.Г. Кокошко. – М.: «Молодая гвардия», 1977. – 96 с., с ил. – (Компас).

 

Волконский, С. Воспоминания: О декабристах. Разговоры / С. Волконский. – М.: Искусство, 1994. – 288 с.

 

Памятники истории и культуры Иркутска / сост. А.В. Дулов; редкол.: А.В. Корзун, В.Т. Щербин и др. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1993. – С. 141-165.

 

Караш, Н. Ф. Князь Сергей Волконский: История жизни декабриста  / Н. Ф. Караш. — Иркутск : Мемориальный музей декабристов, 2006. — 360 с.: портр.

Площадь декабристов // Килессо, Г.Т. По следам иркутской легенды / Г.Т. Килессо, ред. А.С. Лысенко. – Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1976. – 29-35.

 

Сергеев, М.Д. Подвиг любви бескорыстной: Рассказы о женах декабристов / М.Д. Сергеев. – М.: «Мололдая гвардия», 1975. – 208 с.: ил.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WP-SpamFree by Pole Position Marketing